Опыт использования моляров

 
Запись на приём
баннер госуслуги

баннер против коррупции

Минздрав

баннер профилактика спида

баннер останови ВИЧ

«Опыт использования моляров нижней челюсти после гемисекции в качестве опоры несъёмной конструкции»

Кудинова Н.А., Чараев С.Ю., Бакусев А.Р.
МБУЗ «Стоматологическая поликлиника №1 г. Ростова‑на‑Дону»

Одной из актуальных проблем в ортопедической стоматологии является сохранение функциональной целостности каждого зуба. По причине сложности, а иногда и безуспешности консервативного лечения моляры нижней челюсти с хроническими воспалительными изменениями в периапикальных тканях и области бифуркации подлежат удалению. Однако практика показывает, что получившее широкое распространение зубосохраниющие операции позволяют сохранить весь зуб или его сегмент, который можно использовать в качестве опоры несъёмных и съёмных конструкций. В связи с этим в настоящее время в стоматологии широкое применение получили такие зубосохраняющие операции как гемисекция и ампутация, резекция верхушки корня, коронорадикулярная сепарация, цистэктомия и цистотомия. В частности на молярах нижней челюсти обычно проводят гемисекцию.

Целью данного исследования явилось эффективности использования моляров нижней челюсти после гемисекции в качестве опоры несъёмной конструкции.

В течение последних 3 лет нами обследовано и проведено ортопедическое лечение 6 пациентам в возрасте от 25 до 55 лет (4 женщин и 2 мужчин) с гемисекцией моляров на нижней челюсти.

Показаниями для проведения операции явились наличие у одного из корней непроходимых каналов, перфорации дна полости зуба и корней, воспалительные изменения в периапикальных тканях, не поддающихся лечению, наличие пародонтального кармана.

Противопоказанием для проведения данного метода лечения является значительная убыль костной опоры всех корней, что ведет к неблагоприятному соотношению длины коронки и корня. Это мешает зубам выдерживать нормальные нагрузки во время жевания. Нередко невозможно качественно пломбировать корневые каналы ввиду наличия в них обломков эндодонтического инструмента. Кроме того, облитерация корневых каналов и воспалительные изменения в периапикальных тканях корней зуба не поддающиеся лечению.

После зубосохраняющей операции в 5 случаях был сохранён дистальный и в одном ‑ медиальный сегмент моляров нижней челюсти.

Для предварительной оценки состояния зуба, изучения оставшегося сегмента и результатов лечения использовались внутриротовые рентгенограммы.

Получено и проанализировано 24 рентгенограммы. Контрольные рентгенограммы сегментов моляров получали в различные сроки через 6 месяцев, один, два и три года после гемисекции.

В 4 случаях при полном разрушении коронковой части зуба предварительно на сохранившийся сегмент была изготовлена культевая штифтовая вкладка. Изготовление культевой штифтовой вкладки мы начинали через 7‑10 дней после удаления сегмента, используя непрямой метод. Погружённая под десну часть культевой вкладки тщательно отполировывалась, остальная ее поверхность подвергалась пескоструйной обработке. В наддесневой части формировался символ уступа. Срочное изготовление культевой штифтовой вкладки и временной коронки способствовало ускорению процесса формирования десневого края. Спустя 3 недели после операции традиционным методом изготавливали цельнолитые коронки. Особенность постоянных протезов заключалось в следующем. Во‑первых, на коронках с целью осуществления плавных движений нижней челюсти при артикуляции не проводили выраженного моделирования бугров и фиссур. Во‑вторых, моделирование проводили с уменьшенной жевательной поверхностью с целью снижения нагрузки на опорный аппарат сохранившегося сегмента зуба. Протезы фиксировали на стеклоиномерный цемент (Фуджи 1). Всего изготовлено 6 цельнолитых коронок. Сроки наблюдения за больными составили от шести месяцев до трёх лет. Отмечена положительная динамика. При обследовании больных с несъёмными конструкциями зубных протезов через шесть месяцев и 1‑3 года жалоб не выявлено. При оценке пародонта сегментов зубов отмечено стабильное состояние как опорных сегментов, так и зубных протезов. Подвижность сегмента находилась в пределах физиологической податливости тканей, отсутствовали явления воспаления слизистой оболочки десны и костной ткани на рентгенограммах. В отдалённые сроки резорбции костной ткани не отмечалось, за исключением одного случая использования моляра нижней челюсти с проведенной гемисекцией в качестве одной из опор мостовидного протеза, при котором обнаружена резорбция костной ткани через 2 года в пределах 2 мм.

Таким образом, не подлежащие консервативному лечению моляры нижней челюсти могут быть подвергнуты гемисекции, а сохранившийся сегмент впоследствии использован в качестве опорного элемента с обеспечением полноценного функционирования зуба в срок и не менее 3‑х лет.

Сборник Материалов X Всероссийского научно‑практической конференции
«Актуальные Вопросы Стоматологии – 2011».